Трофеи

Маленький баран большого шлема

Настоящей статьей я хотел бы обобщить имеющиеся у меня материалы проведенных трофейных охот на барана Северцова. Речь пойдет только о тех охотах, в которых, начиная с 90-х годов прошлого столетия, я принимал непосредственное участие, а их более двадцати.

ФОТО НАТАЛЬИ БЕШКО

Смысл данного обобщения состоит в том, чтобы ознакомить молодое поколение российских трофейных охотников с результатами охот, показать размеры трофеев, а также обозначить проблемы, с которыми им придется столкнуться при организации трофейной охоты на барана Северцова.

По моему твердому убеждению, мы имеем дело с самым маленьким подвидом барана, относящимся к роду аргали.

Самый крупный в этом ряду — либо баран Марко Поло (Ovis ammon polli), либо алтайский баран (Ovis ammon ammon).

Баран Северцова входит в список 12 видов баранов большого шлема SCI, занимая последнее место в этом списке, но именно поэтому все истинные коллекционеры и трофейные охотники мечтают посетить Узбекистан, чтобы добыть его для своей коллекции.

Хочу напомнить читателю, что описан он и назван бараном Северцова (лат. Ovis ammon severtzovi) выдающимся русским зоологом, директором зоологического музея МГУ, академиком Николаем Викторовичем Насоновым в 1914 году.

Что касается самого Николая Алексеевича Северцова (1827–1885), то, как известно, он был выдающимся зоологом, путешественником, охотником, естествоиспытателем и просто незаурядной личностью.

Как и большинство людей дворянского сословия, он пришел в науку через увлечение охотой, стремясь узнать как можно больше о тех животных, на которых охотился.

Из его биографии, полной драматических событий и неутомимой деятельности ученого, мы узнаем, что во время одной из экспедиций по тугаям реки Амударьи в районе Турткуля (форт Петро-Александровск) он был ранен и захвачен в плен кокандцами, где провел больше месяца, был перевезен в Туркестан и впоследствии обменян на пленных…

Как ученый он участвовал в ряде русских военных экспедиций по таким неизученным в то время местам, как Туркестанский край, горный Тянь-Шань, Памир и Западная Сибирь, и даже одно время был начальником штаба генерал-лейтенанта М.Г. Черняева.

Исследования Северцова в зоологии и орнитологии трудно переоценить. Им собраны огромные коллекции животных и птиц, многие из которых были описаны впервые.

Но перейдем, как говорится, к нашим баранам — к аргали Северцова. Считается, что несколько экземпляров этих животных впервые добыл английский торгпред, натуралист и путешественник Дуглас Каррутерс, работавший в Самарканде и организовавший экспедицию вокруг горного хребта Нуратау зимой 1907–1908 года.

Об этом свидетельствует фото, на котором его проводник Халим Селим стоит с головой добытого в районе кишлака Синтяб горного барана (см. Raul Valdez. Wild Sheep and Wild Sheep Hunters of the Old World).

Примечательно, что первоначально Каррутерс принял «своих» баранов за транскаспийских уриалов (Ovis arkal).

Кстати сказать, в этой же экспедиции англичанин добыл и несколько газелей (Gasella subguttrosa). Черепа всех животных, естественно, попали в Британский музей.

 

Один из немногих счастливчиков, добывших редкого барана. ФОТО ОЛИМА НАЗАРОВА

Из описания Каррутерса мы узнаем, что шкура у его экземпляров серо-коричневого цвета, подвес волос на груди у самца от светло-серого до почти белого цвета в зависимости от сезона, рога у самца гомонимной формы, как и положено всем аргали, а вес не превышает 60–65 кг.

В литературе (Рахимов, 1966) встречаются данные о том, что аргали Северцова может иметь вес от 70 до125 кг, но, с моей точки зрения, это все же не соответствует действительности.

По словам известного зо-олога В.Г. Гептнера, «рога этого рода ovis в наиболее полном развитии имеются у баранов Памиро-Алайской и Тянь-Шаньской горных систем (группа polli), Алтая и гор Центральной Азии (группа ammon), т.е. в наиболее восточной части ареала.

В менее резкой, но вполне типичной форме они развиты у баранов Туркмении, восточных частей Ирана и Афганистана (группа cycloceros) и Кызылкумов (О.а. severtzovi)».

Можно предположить, что миллионы лет назад в районе хребта Нуратау существовала огромная горная система, где и водились эти бараны.

В результате деятельности реки Сырдарьи большая ее часть превратилась в пустыню Кызылкум, и в связи с тяжелыми и ухудшающимися условиями животные стали мельчать на генетическом уровне, так и получился самый мелкий представитель рода аргали. Сегодня он занесен в Красную книгу Республики Узбекистан.

Его численность только в районе Нуратинского заповедника составляет 2000–2500 особей, основная же популяция обитает на хребте Нуратау в Узбекистане и хорошо изолирована. Имеются также данные об обитании архаров Северцова на хребте Актау, расположенном параллельно Нуратинскому хребту.

Так или иначе, а этот вид является эндемиком Узбекистана и больше нигде не обитает. Соответственно, добыть его можно только в Узбекистане. Я специально заострил на этом внимание, т.к. встречал предложения добыть барана Северцова в Таджикистане или Киргизии. Это все блеф.

Как и многие авторы, я считаю, что теория о проникновении барана Северцова через Туркестанский хребет в Ферганскую долину и далее в Таджикистан и Киргизию не имеет под собой никаких оснований.

Я беседовал на эту тему с ныне покойным Романом Николаевичем Мекленбурцевым, который подробно рассказывал мне о месте встречи с архаром на Туркестанском хребте. По его описанию, животное было крупнее нуратинского барана.

Вполне вероятно, что в районе Туркестанского хребта обитает никем еще не описанная форма архаров. Так, судя по отчетам Зааминского горно-лесного заповедника Узбекистана, на его территории обитают около 50–60 диких баранов, но эти животные не идентифицированы с бараном Северцова, и нет ни одного факта его добычи.

Вообще и они, и бараны из Центральных Кызылкумов (Тамдытау и Кульджуктау) требуют дополнительных исследований в таксономии, хотя они и похожи на нуратинских животных.

Госкомитету экологии Республики Узбекистан хотелось бы посоветовать произвести подробную инвентаризацию диких баранов в пределах Республики и сделать анализы их ДНК.

 

В поисках трофейного барана охотники забираются выше облаков. ФОТО ОЛИМА НАЗАРОВА

Результатом несовершенства нашего природоохранного законодательства является весьма спорадичное открытие трофейных охот на редких животных. Так, охота на барана Северцова была запрещена более чем на 15 лет, и что послужило причиной для ее открытия, никто не знает.

Ежегодно я подавал заявки от своей фирмы с просьбой выдать разрешение на трофейную охоту, но неизменно получал молчаливый отказ, и вдруг в 2015 году мне была выделена квота на трех животных.

А в 2018 году нам опять было отказано в лицензиях, т.к. наши академики объявили, что в законодательных документах нет такого понятия, как «трофей», как нет и самой трофейной охоты (не правда ли, это очень напоминает крылатую фразу советских времен о том, что в СССР секса нет?).

Действительно, и странно, и смешно: документы на вывоз трофеев выдавали, валютные средства, и не маленькие, в казну за добычу трофейных животных шли, а вот самой трофейной охоты, оказывается, нет.

Основным оппонентом иностранной охоты выступила Академия наук, занявшая позицию «охрана ради охраны», но такая политика пагубно влияет на сохранение диких животных.

Уже давно известно, что рациональная эксплуатация и использование редких биологических ресурсов положительно сказывается на их численности и подталкивает к разведению востребованных видов диких животных, к изучению системы их интродукции в дикую природу и, что самое главное, к приобретению и разработке методологических подходов в их разведении.

Боюсь показаться банальным в своих рассуждениях о правильности трофейной охоты как наилучшего механизма охраны редких и исчезающих видов животных, но тем не менее повторюсь. Трофейные животные, которые ценятся коллекционерами всего мира, представляют собой в первую очередь самцов весьма преклонного возраста, в большинстве своем не принимающих участия в размножении популяции.

Суть трофейной охоты в высокопрофессиональной работе егерской службы, которая обнаруживает «нужных» животных и наблюдает за ними до приезда охотника. В жизни диких зверей существуют очень «узкие» периоды жизни, которые старые особи не в состоянии пережить, и они погибают.

По данным Нуратинского заповедника, в январе – феврале 2020 года были найдены 10 погибших старых самцов баранов Северцова, и это только те, кого удалось обнаружить. Думаю, зимне-весенний падеж составляет от 20 до 30 особей ежегодно.

Квота на добычу трофейных баранов Северцова по рекомендации АН РУз составляет 4 особи в год, и 2020 год не исключение.

Размер квоты, на мой взгляд, должен определяться в зависимости от погодных условий зимовки животных каждого конкретного года и от сообщений государственной службы инспекции по охране природы на местах о наличии животных, находящихся в группе риска, которые могут просто погибнуть.

Посмотрев на фотографии этих животных, любой охотник убедится в том, что это желанные трофеи с прекрасными трофейными качествами. Добывая их ежегодно, трофейные охотники поддерживают охрану территории заповедника.

При этом поголовье диких животных может быть полностью восстановлено путем разведения диких баранов в питомнике, который уже создан на базе компании Falcon Hunting Solution.

 

ФОТО ОЛИМА НАЗАРОВА

Безусловно, существуют незаконные — браконьерские — охоты, но они небезопасны и неэстетичны, хотя и дешевле законных. Ведь все действия браконьеров идут в разрез с законодательством и чаще всего сопровождаются обманом клиента.

Добытые нелегальным способом животные не могут быть официально экспортированы из Узбекистана и навсегда остаются в «чулане» охотника, так как не могут быть официально зарегистрированы.

Хочу сказать, что 99 % трофейных охотников и, конечно, их отдельная каста — баранятники — это честные и порядочные люди, которые никогда не позволят себе нарушить законодательство страны пребывания. Мой совет россиянам: если вы думаете об охоте на барана Северцова, следите за экспортными квотами СИТЕС в интернете и приобретайте законные лицензии.

Напоследок мне бы хотелось вспомнить интереснейших людей и охотников-коллекционеров первой волны, посетивших Узбекистан с целью добычи заветного трофея — аргали Северцова, который находится в списке Большого шлема и входит в первые 12 видов диких баранов еще с 90-х годов ХХ века. Перечислю наиболее известных из них.

Одним из первых в нашу страну прибыл Крис Клейнбургер, младший брат знаменитого Берта Клейнбургера Он и сам добыл трофей барана и привез с собой известных охотников, таких как Рудольф Санд (Дания), Валентин Мадерьяга (Испания), Гектор Куеллер (Мексика). Затем потянулись и другие охотники-коллекционеры. Это и американец Дональд Кокс, оплативший первые анализы ДНК в ИЭМЕЖе и в одной из лабораторий в КНР, чтобы идентифицировать барана Северцова как аргали и описать его в систематике как Ovis ammon severtzovi, и один из самых выдающихся в мире охотников на диких баранов иранец Колмар (Суди) Галабчи. Уже в наше время этот список пополнился целым рядом известных охотников из России. Мне бы хотелось особенно отметить Сергея Ястржембского, добывшего, на мой взгляд, образцовый трофей барана Северцова.

 

ФОТО ОЛИМА НАЗАРОВА

В заключение хочу отметить, что наилучшими трофеями барана Северцова считаются животные старше 8 лет при максимальной продолжительности жизни животных в дикой природе 13–14 лет. У животных старше 8–9 лет размеры рогов составляют от 93 до 110 см. Необходимо обратить внимание на то, что у очень старых самцов концы рогов могут быть обломаны, в связи с чем реальные размеры трофея могут оказаться несколько
меньше.

ОБ АВТОРЕ

Олим Пулатович НАЗАРОВ, 1959 года рождения, учился в Ташкентском государственном университете (ТашГУ), после окончания которого работал в Институте зоологии АНРУз в лаборатории орнитологии, занимался изучением сезонных миграций птиц. Был стажером в ЦНИЛ Главохоты РСФСР в отделе дичеразведения у О.С. Габузова; принимал участие в создании группы по учету и кадастру диких животных на своей кафедре зоологии позвоночных животных ТашГУ, работал замначальника Госбиоконтроля в ГК Природы РУз и параллельно возглавлял отдел по государственному учету и кадастру животного мира РУз. Был директором узбекско-французкого СП Шассорбис-Осие. В настоящее время является специалистом по иностранной охоте.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас может заинтересовать
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть